О чрезвычайных ситуациях в Кроноцком и Корякском заповедниках, Южно-Камчатском заказнике им. Т. И. Шпиленка просьба сообщать по телефону оперативного дежурного ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник»: +7-924-891-52-36.  

Если вы почувствовали землетрясение, сообщите об этом в Камчатский филиал геофизической службы РАН www.emsd.ru/lsopool/poll.php 

Конкурсы и акции Кроноцкого заповедника
 

Главная / Новости / Южно-Камчатская диета

Новости

07 февраля — 2012

Южно-Камчатская диета

На прошлой неделе жителей посёлка Сосновка Елизовского района и отдыхающих в Паратунской санаторно-курортной зоне всерьёз испугало известие о появлении в этой местности медведя-шатуна. По словам охотинспекторов, обнаруживших хищника, зверь очень агрессивен. В Южно-Камчатском федеральном заказнике госинспекторы также наблюдают несколько косолапых, но, в отличие от елизовского сородича эти - спокойны, упитанны и миролюбивы.

Специалисты краевого агентства лесного хозяйства и охраны животного мира предполагают, что хищника, который вышел к людям в районе одной из баз отдыха, разбудил голод. В прошедшем сезоне рыбы в реках Елизовского района было немного и не все звери смогли нагулять необходимые жировые запасы. Сокращение кормовой базы очевидно связано с массовым браконьерским промыслом на нерестовых водоёмах. К примеру, только в реке Авача по подсчётам учёных количество заходящих на нерест лососей за последние 20 лет сократилось в 8 раз.

В Кроноцком заповеднике и Южно-Камчатском федеральном заказнике благодаря особому режиму охраны случаи браконьерства единичны и наказываются по всей строгости закона. Поэтому в положенные сроки нерестовые реки и озёра заполняются рыбой, которая является кормовой основой для медведей и других хищников (выдра, белоплечий орлан). В незамерзающем Курильском озере нерест нерки, заходящей в водоём из Охотского моря по реке Озерной, продолжается всю зиму. Большинство медведей в заказнике подчиняются законам природы и залегают в берлогу. Но находятся и те, кто при виде такого обилия лососей, никак не могут заставить себя прервать застолье.

«На кордоне Озёрном я пробыл почти полтора месяца. За это время количество медведей, рыбачащих на истоке реки Озерной, значительно сократилось — большинство из них ушло в спячку, однако до сих пор в окрестностях кордона ходит один крупный зверь и двое подростков-трёхлетков. Один них очень пушистый, второй неряшливый, шерсть висит сосульками. Оба зверя, видимо, чувствуют себя прекрасно: активно рыбачат. На мелководье ещё очень много нерки, на нерест в Озерную также заходят гольцы» - рассказал государственный инспектор Кроноцкого заповедника Артём Кудацкий, который недавно вернулся с особо охраняемой территории.

Строго говоря, шатунами обитателей Южно-Камчатского федерального заказника назвать нельзя. На истощённых, озлобленных и напуганных зверей медведи, рыбачащие на Курильском озере, совершенно не похожи, еды им хватает. К примеру, герой интернет-блога инспектора Кроноцкого заповедника Алексея Безрукова скорее напоминает переевшего волка из советского мультфильма «Жил был пёс» режиссёра Эдуарда Назарова.

«Я заглянул в свой самый дальний ледяной дом, посмотреть, кормятся ли у скрадка белоплечие орланы и неожиданно встретил знакомого медведя. Впервые этот большой, уверенный в себе самец появился в наших окрестностях в начале декабря. Он крепко встал на берегу озера, и я вместе с остальными косолапыми, что до тех пор не ушли спать, продолжая рыбалку, уважительно обходили новичка стороной, не решаясь приближаться. Спустя время, здоровяк монополизировал небольшую речную протоку, переполненную рыбой, предварительно изгнав оттуда двух предыдущих хозяев. А теперь, когда все конкуренты давно попрятались в берлогах, облюбовал себе новую столовую. За полтора месяца мой знакомый сильно раздобрел и подобрел, но фотографироваться все равно не любит, и, завидев меня, обыкновенно громко вздыхая, нехотя уходит вглубь леса, с трудом перемещая свой огромный живот» — рассказывает в своём живом журнале Алексей Безруков.

Как правило, такое поведение зимой для камчатских бурых медведей нетипично. В конце октября — начале ноября у зверей начинается берложный период. Причины для ухода в спячку две: понижение температуры воздуха и сокращение кормовой базы. Соответственно, при теплой погоде и наличии корма, медведи могут себе позволить нарушить режим сна.

«Благодаря мягкому морскому климату дневная температура воздуха в Южно-Камчатском федеральном заказнике в январе-феврале не опускается ниже 80C. Озерновская нерка нерестится в Курильском озере до марта, поэтому некоторые медведи не спешат залегать в спячку и продолжают кормиться рыбой. Согласно учётным записям, известен случай, когда медведь в окрестностях Курильского озера проспал всего один месяц — с января по февраль. Могу предположить, что молодые медведи, которых наблюдал инспектор у истока реки Озерной, не ложатся в берлоги по глупости, неопытности. Что касается взрослого медведя, который до сих пор бродит в окрестностях кордона Травяной, то это вероятно патологический обжора. К примеру, в Кроноцком заповеднике такие случаи единичны. Обычно к концу декабря — началу января даже самые стойкие медведи залегают в спячку. Животным вполне хватает энергии, накопленной за летне-осенний период, а во время спячки они тратят всего 1/3 своего жирового запаса» — рассказал старший научный сотрудник Кроноцкого заповедника, териолог Александр Никаноров.

Камчатский бурый медведь-рыболов (Ursus arctos piscator ) — подвид бурого медведя, хищное млекопитающее семейства медвежьих, самый крупный наземный хищник на полуострове. На территории Кроноцкого заповедника обитают более 700 особей, в Южно-Камчатском федеральном заказнике около 1000. Природных врагов у хищника нет. Полжизни (5–6 месяцев в год) медведи проводят во сне. В берложный период медведица приносит потомство.

Во время спячки все процессы в организме самого крупного на Камчатке наземного хищника замедляются: температура тела с 37 0 C градусов снижается до 310 C, частота сердечных ударов снижается до 10 в минуту, обмен веществ также ведётся экономно. Своеобразным генератором во время поста становятся собственные жировые отложения медведя. Ткани расщепляются и снабжают организм животного калориями и водой. При этом кишечник медведя превращается в уникальный аппарат безотходного производства. Результаты жизнедеятельности спящего зверя впитываются в кровь и переносятся кровеносной системой в кишечник, где бактерии превращают их в аммиак. Полученное в ходе биологической обработки вещество поступает в печень и способствует образованию новых белков.

Такой экономии можно только позавидовать: к моменту выхода из спячки у медведя остаётся до 2/3 жировых запасов. Именно поэтому весной особой потребности в пище пару недель животные не испытывают. Однако чтобы заполнить непривычную пустоту в желудке всеядные млекопитающие начинают поглощать всё подряд, в том числе сухую траву. Могут набить брюхо гниющими останками лососей, подобранных на мелководье рек и озёр. Несмотря на многомесячное бездействие, мышцы медведей не атрофируются — мускулатура сохраняется на 90%. Сразу после выхода из берлоги звери стремятся размять лапы и принимаются бродить в привычном районе обитания. Иногда забираются на заснеженные горные вершины — осмотреть свои владения.

Окончательно камчатские медведи растрачивают свои прошлогодние жировые запасы к началу лета — когда ягода ещё не поспела, а лосось не зашёл в реки и озёра. Им приходится довольствоваться травой, муравьями, личинками насекомых, морскими выбросами. Поэтому, как только в поле зрения и обоняния появляются новые источники пищи, звери начинают активно рыбачить и пастись на полянах голубики и шикши. А перед залеганием в спячку переходят на орехи кедрового стланика.