О чрезвычайных ситуациях в Кроноцком и Корякском заповедниках, Южно-Камчатском заказнике им. Т. И. Шпиленка просьба сообщать по телефону оперативного дежурного ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник»: +7-924-891-52-36.  

Если вы почувствовали землетрясение, сообщите об этом в Камчатский филиал геофизической службы РАН www.emsd.ru/lsopool/poll.php 

Конкурсы и акции Кроноцкого заповедника
 

Главная / Новости / Сокращение популяции дикого северного оленя

Новости

30 апреля — 2010

Сокращение популяции дикого северного оленя

На этой неделе в средствах массовой информации появилось интервью Владимира Мосолова, заместителя директора по науке ФГУ «Кроноцкий заповедник», о снижении численности дикого северного оленя.

В ходе анализа средств массовой информации было выявлено, что причины снижения численности диких северных оленей для многих остались непонятными, в результате чего появились статьи с названиями: «Оленеводы обрекают диких северных оленей на вымирание», «Туристы мешают северным оленям размножаться». Для разъяснения ситуации и проблемы на сайте ФГУ «Кроноцкий заповедник» сотрудники подготовили и разместили следующую информацию (см. ниже):

Мы будем очень признательны, если все заинтересованные в этом вопросе лица ознакомятся с представленными материалами и поймут суть и истинные причины проблемы.

При необходимости вы можете обращаться в ФГУ «Кроноцкий заповедник», наши сотрудники всегда готовы дать вам разъяснения по существующим вопросам.


Статья «Спасти дикого оленя» — В. Филь, Камчатская правда, 1981 г.

Картосхемы территориального распределения диких северных оленей на полуострове Камчатка

1960-70-е годы 1990-е годы 1998–2002 гг.

Интервью заместителя директора по науке ФГУ «Кроноцкий заповедник» Владимира Мосолова

Расскажите, пожалуйста, что это за вид — дикий северный олень.

У нас, на Камчатке обитает дикий северный олень, который по систематическому статусу относится к охотскому подвиду дикого северного оленя. Ареал этого подвида довольно обширный. Этот подвид обитает на севере Дальнего Востока, включая Чукотку и побережье Охотского моря. В отличие от других сородичей, дикий олень на Камчатке находится в особых климатических условиях. Это малопродуктивные горные тундры в вулканических районах, обилие снега на зимних пастбищах, дефицит доступных для зимнего выпаса участков. Камчатский олень, обитая в столь суровых условиях, приобрел соответствующие адаптации: более крупные размеры тела, мощное телосложение, длинные выносливые ноги, более мощные рога. Все это позволяло животным выживать в подобных условиях обитания, приспосабливаясь и к многоснежью, и к малопродуктивным пастбищам, и к прессу хищников.

Наиболее критический момент в жизни оленя — это конец зимы — начало весны, когда резко сокращаются площади доступных пастбищ, затруднены перемещения и выпас в горах. Много энергии в подобных условиях животные вынуждены тратить на добычу корма в снежных лунках и перемещени я. В таких условиях животные находятся в критическом состоянии. Стоит, например, 2–3 раза в этот период просто спугнуть стадо с места выпаса, и мы увеличим смертность самок и телят от бескормицы на 20–40%. Но кроме этого, животным еще нужно противостоять хищникам, иметь силы преодолевать глубокий снег и преследования. Все это давит таким прессом на популяцию, что она неуклонно сокращается. Даже без прямого преследования и отстрелов!

Основная пища дикого северного оленя — ягель, растущий на тундрах. Обильные весенние снегопады делают недоступными основные участки пастбищ, обрекая оленей на бескормицу и гибель. После суровых снегопадов они погибают, так и не добравшись до корма.
Фото: В. Мосолов

Камчатский дикий северный олень и камчатский домашний олень — разные виды или один?

Многие мои знакомые журналисты, которые профессионально не интересуются специальными вопросами биологии, вообще не видят разницы между домашним и диким северным оленями. Многие думают, что если домашнего оленя выпустить на волю, то он быстро станет диким, пополнив поголовье диких оленей на ближайших тундрах. Есть также очень легкомысленное предположение о том, что ничего страшного не произойдет, если дикий олень вдруг исчезнет на нашем полуострове — у нас же все равно есть домашний олень! Но это, смею Вас заверить, два разных вида. Причем одомашнивание дикого северного оленя началосьне одну тысячу лет назад, и в процессе этого олень приобрел совершенно другие черты по сравнению со своим диким сородичем. Эти животные отличаются морфологически (они имеют более короткие ноги, бочкообразное тело, приобрели другие цветовые вариации — от черных до пестрых), у этих животных другая физиология и пищевое поведение — они больше потребляют лишайников, меньше перемещаются по пастбищам. Домашние олени стали более стадными и управляемыми — они могут на определенном участке пастбищ уничтожить всю растительность, если человек их не перегонит на другой участок. У животных и другое отношение к человеку. Многое, что необходимо дикому оленю, чтобы выживать в суровых погодных условиях Камчатки, домашний олень уже утратил рядом с человеком.

Влияет ли каким-либо образом разведение домашних оленей на численность диких северных оленей на Камчатке?

Исторически и на многочисленных печальных примерах других регионов севера России доказано, что там, где появлялись домашние олени, исчезали дикие. Развитие крупнотабунного оленеводства всегда приводит к чрезмерным нагрузкам на горно-тундровые пастбища. То есть, куда человек стадо пригонит, там оно и будет пастись, пока человек же не переведет его на другое место. Кроме того, дикий олень, по мнению оленеводов, всегда «вредил» оленеводству: у этих животных разные сроки гона, если дикий олень заходит в стадо, он уводит самок домашнего оленя и т. д. Оленеводы и пастухи всегда пытались отстреливать диких оленей. Если были конкуренции за пастбища, то всеми способами оленеводы старались диких оленей вытеснить. Чаще всего это происходило путем поголовного истребления всех диких оленей вблизи мест выпаса табуна домашних оленей.

Поэтому ни в одном регионе России, дикие олени не сохранились вблизи стад домашних оленей. На одной территории невозможно сохранить популяцию дикого северного оленя и в то же время развивать домашнее оленеводство. Конкурентные отношения этих двух форм животных очень сильны. Нужно выбирать что-то одно. Очень многие ученые-зоологи пытались «поделить» территорию севера России: одну часть отдать под оленеводство, на другой — охранять дикого оленя. Если совмещать, то выигрывает всегда оленеводство. Потому что за ним стоит человек, который отстреливает диких оленей, считая этот вид прямым конкурентом домашнему оленю.

Такая проблема на Камчатке возникла не вчера; она возникла с момента появления первых стад домашних оленей на Восточной Камчатке, где исторически никогда, домашних оленей не было. И это была зона обитания диких северных оленей. Здесь не проходят объяснения о «традиционном природопользовании» и о поддержании традиционного уклада жизни оленеводов — эти районы лежали далеко за пределами зоны традиционного оленеводства!

Впервые домашние олени появились у южных границ заповедника еще в 1976 году. Численность двух табунов в начальном этапе достигала около 4,5 тысяч голов! Подобных пастбищных нагрузок горные тундры Жупановских Долов никогда не испытывали. При этом следует добавить усиление браконьерства, длительное пребывание стад домашних оленей на ограниченных участках малопродуктивных пастбищ вулканических долов. Естественно, горно-тундровая растительность при таких нагрузках была выбита, и поголовье домашних оленей к 90-м годам прошлого века пришлось сократить почти вдвое из-за того, что оленям просто негде было кормиться. Ни о каких диких северных оленях в эти годы никто и не вспомнил! Их просто выбивали и вытесняли с мест традиционных зимовок. А домашние олени подорвали кормовую базу уже к 1995 году. Последние домашние олени покинули Жупановские Дола и приграничные с заповедником горные тундры к 1998 году. Но к этому моменту диких северных оленей вдоль границ заповедника уже практически не стало — прекратились сезонные миграции, зимние пастбища были выбиты домашними оленями и на их восстановление уйдет не один десяток лет. Прошло более 10 лет с момента прекращения выпаса домашних оленей на Жупановских Долах, а негативное влияние на кроноцкую популяцию диких оленей продолжает сказываться.

Действительно ли в настоящее время дикий олень на Камчатке находится на грани исчезновения?

Результаты недавно проведенных авиаучетов для многих стали сенсацией. Но это для специалистов никакая не сенсация. Это вполне закономерный и печальный процесс, который начался еще в 70-е годы… Об истреблении камчатского оленя говорили многие мои предшественники, специалисты-охотоведы и известные зоологи.

Владимир Ильич цитирует издание 1972 года: «Вызывает опасение состояние зимовки в кроноцко-жупановском очаге, вблизи которых на Толбачинских долах выпасаются домашние олени» (Вершинин, А.А. Распространение и численность диких копытных в Камчатской области. // Охотоведение / Отв. за выпуск О.К. Гусев, отв. редактор В.Ф. Гаврин. — М., 1972. — c. 109–127).
Далее он показывает книгу уже 1975 года: «Вызывает опасение состояние зимовок в кроноцко-жупановском «очаге» в связи с выпасом домашних стад на Толбачинских долах. Нарушение этих зимовок угрожает поголовью, обитающему на территории Кроноцкого заповедника» (Вершинин, А. А., Клейменов, А. Д., Вяткин, П. С., Филь, В.И. Дикий северный олень на Камчатке. // Дикий северный олень в СССР (Материалы первого междуведомственного совещания по охране и рациональному использованию ресурсов дикого северного оленя). М., 1975. — с. 215–222).

Известный охотовед, мой коллега Филь Владимир Иосифович, занимающийся изучением копытных Камчатки более 30 лет, еще в 1981-м году говорил, что восточную Камчатку нужно любыми способами оградить от проникновения туда домашнего оленя, иначе мы потеряем дикого северного оленя.

В 82-м году известный камчатский зоолог А.А. Лазарев уже предлагал внести камчатского дикого северного оленя в региональную Красную книгу. То есть уже тогда охотоведы считали его редким исчезающим видом.
Но эти высказывания авторитетных ученых и специалистов Камчатки как-то не дошли до сознания многих, облеченных властью чиновников. Более того, почему-то все делалось вопреки советам и предостережениям. На участках, где исторически всегда обитал дикий северный олень, стало развиваться домашнее оленеводство. Все это происходило постепенно, но последствия для дикого северного оленя оказались вполне ожидаемыми — в 2006 году дикий северный олень был включен в Красную книгу Камчатки. Это призыв к властям. Но никто не опять не отреагировал.

Какова роль Кроноцкого заповедника в сохранении дикого северного оленя на Камчатке?

Вы видите, что тревожная ситуация возникла не вчера. Просто в общественности бытует мнение, что огромная площадь Кроноцкого заповедника позволит сохранить и дикого северного оленя на Камчатке. Но надо понимать, что, в отличие от соболя, которого Кроноцкий заповедник в свое время спас, ситуация с оленем несколько иная. Этот вид очень подвижный, мигрирующий, на довольно продолжительное время животные из зоны горных тундр уходят в приморскую зону и пойменные биотопы. Многоснежные зимы вынуждают животных откочевывать на горные пастбища, где они находят выдувы и мелкоснежные участки. А весной движение обратное — в приморскую зону. В результате этих сезонных откочевок дикий северный олень большую часть времени проводил вне заповедника. Основными участками выпаса оленей служили хорошо известные всем охотоведам, охотникам и оленеводам так называемые Жупановские долы (это обширные горные тундры в верховьях рек Левой и Правой Жупанова).

Причем в 70-е годы прошлого века непосредственно на территории заповедника из всей Кроноцко-Жупановской популяции обитало не более 20%. А та часть, которая обитала вне границ заповедника, подверглась истреблению на всем пути миграции. Прошло всего 30 лет, и дикий северный олень уже за пределами заповедной территории не встречается.

Известный факт, что на Аляске дикий северный олень не испытывает подобного кризиса. С чем это связано?

На Аляске диких северных оленей всегда было гораздо больше, чем на Камчатке. И там никогда в такой форме, как у нас, не развивалось домашнее оленеводство. Площади Камчатки и Аляски сравнительно одинаковы. Но на Аляске в настоящее время обитает более 2 млн. диких северных оленей! Дикие северные олени формируют там 19 различных популяций, которые не смешиваются друг с другом, имеют свои пути миграций, свои места отела и размножения. Можно ли вообще представить на Камчатке 2 млн. оленей! Даже если посмотреть на Камчатку до развития оленеводства, и вообще до начала ее освоения, то исторически численность диких северных оленей здесь никогда не превышала 20 тыс. голов. Но это связано не только с развитием домашнего оленеводства у нас. Влияют и суровые условия для выживания диких северных оленей: здесь очень мало зимних пастбищ для оленей, горно-тундровые участки относительно бедны растительными кормами, обширные участки стланиковых зарослей вообще непригодны для обитания оленей, шлаковые долины, осыпи и вулканические равнины считаются вообще бескормными для копытных. Аляска, так скажем, более пригодна для обитания дикого северного оленя. В дополнение к этому — домашнее оленеводство и антропогенное воздействие. Все вместе привело к тому, что от 20 тысяч оленей к 70-м годам прошлого века осталось 12 тыс животных, затем — 7,5 тысяч. Последние, наиболее масштабные учеты 2002 года дали совсем печальные результаты — Южная и Северо-Восточная популяции оленей вообще исчезли, и сохранилась только Кроноцко-Жупановская группировка на Восточной Камчатке.

На Аляске, например, одно из стад, которое обитает на границы Аляски и Канады, насчитывает 1 млн. голов! Есть даже фотографии, когда вертолет летит над одним стадом в течение 2 часов. И это все при условиях нефтеразведки и нефтедобычи на Аляске. Прежде чем соорудить нефтепровод специалисты картируют все пути миграций. И там, где в проекте нефтепровод может пересечь места миграций, его поднимают на 4 метра. Эти проходные коридоры делают в 500 м шириной. Вкладываются в это колоссальные средства. И только ради сохранения дикого северного оленя Аляски.

Какие меры, вы считаете, необходимо принимать, чтобы мы не потеряли дикого северного оленя на Камчатке?

Давно стало очевидно, что Кроноцкий заповедник своими силами, в пределах своих границ и на своей территории не сможет остановить сокращение численности этого мигрирующего вида. Нужна комплексная программа по спасению камчатского северного оленя. В ней должны участвовать все природоохранные службы Камчатки, общественные организации, туристические компании, коренные жители и просто любители природы. Ведь под угрозой исчезновения находится камчатский северный олень — самый крупный подвид дикого северного оленя России. Здесь кроме жестких запретительных мер, должны быть приняты решения о создании в местах зимнего выпаса оленей охранной зоны. Места обитания копытных должны быть под охраной, фактор беспокойства должен быть сведен до минимума — как в местах зимовок, так и в местах отёла животных. Должно быть запрещено преследование, в том числе и с целью фотосъёмки. Нужно всем: и общественности, и природоохранным организациям, и туристическим компаниям быть озабоченными, ведь все мы ответственны на сохранение оленя на Камчатке.