О чрезвычайных ситуациях в Кроноцком и Корякском заповедниках, Южно-Камчатском заказнике им. Т. И. Шпиленка просьба сообщать по телефону оперативного дежурного ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник»: +7-924-891-52-36.  

Если вы почувствовали землетрясение, сообщите об этом в Камчатский филиал геофизической службы РАН www.emsd.ru/lsopool/poll.php 

Конкурсы и акции Кроноцкого заповедника
 

Дикий северный олень Камчатки. Оценка современного состояния популяций и перспективы сохранения вида на полуострове

Главная / Направления деятельности / Научная деятельность / Научные статьи сотрудников / Дикий северный олень Камчатки. Оценка современного состояния популяций и перспективы сохранения вида на полуострове

Список статей / Экологические обзоры по отдельным группам животных / Непарнокопытные и парнокопытные животные / Дикий северный олень Камчатки. Оценка современного состояния популяций и перспективы сохранения вида на полуострове

Автор: Мосолов В. И.

Мосолов В.И. Дикий северный олень Камчатки: оценка современного состояния популяций и перспективы сохранения вида на полуострове. Материалы V научной конференции 22–24 ноября 2004 г. «Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей», Петропавловск-Камчатский, 2004, С.60–65.

На Камчатке обитает один из самых крупных подвидов северных оленей Палеарктики. Не уступает он по размерам и диким северным оленям Северной Америки. По крайней мере, самые крупные в мире рога дикого северного оленя принадлежат животному из Кроноцко-Жупановской популяции.

По систематическому статусу он отнесен (Соколов, 1937; Флеров, 1952) к охотскому подвиду дикого северного оленя (Rangifer tarandus phylarchus Holl., 1912). Наряду с Камчаткой этот подвид населяет побережье Охотского моря вплоть до Приамурья (Адлерберг и др., 1935;Соколов, 1959; Чернявский, 1984).

По своей экологии дикий северный олень Камчатки существенно отличается от животных Приохотья и Чукотки, где выделяют две популяции - горно-лесных и тундровых оленей.

Полуостров населяет особая горно-тундровая форма животных, приспособившихся к обитанию в специфических условиях горно-вулканических районов полуострова (Аверин,1948; Филь,1974; Вершинин и др.,1975).

1. Особенности экологии и территориальное распределение:

Камчатский северный олень — животное открытых пространств, населяет горно-тундровые участки вулканических долов и подножий вулканов, приморские тундры и водораздельные горные хребты. В отличие от других подвидов северных оленей, совершающих протяженные сезонные миграции, для камчатского оленя характерна сезонная смена стаций обитания — от предгорий вулканов до приморских тундр. Подобная адаптация связана с временной недоступностью приморских пастбищ в зимний период и относительно низкой продуктивностью горно-тундровой растительности в вулканических районах Камчатки, где пребывание оленей и их выпас продолжаются не более 70–80 дней в году, что снижает нагрузку животных на пастбища, предотвращая стравливание горно-тундровой растительности.

В числе наиболее важных естественных факторов, лимитирующих распределение животных на полуострове, является характер и особенности распределения снежного покрова в горах. Анализ распределения снежного покрова в горах (Виноградов, 1964) и картирование районов максимального снегонакопления (Муравьев, 1985) показывают, что на Восточной Камчатке, несмотря на относительно высокий снежный покров, малоснежными районами в течение всего зимнего периода являются бассейн Кроноцкого озера и Кроноцко-Богачевские приморские тундры. Средневысотные горы Кроноцкого и Шипунского полуостровов задерживают все осадки южных и северных циклонов, делая малоснежными горные хребты в истоках р.р.Богачевка, Сторож, Лиственничная, а также тундры Синего Дола и истоки р. Жупановой. Для Южной Камчатки относительно малоснежными районами являются западные склоны с. Горелая, в. Асача, г. Саван и район Толмачевского дола.

Специфические условия обитания животных на полуострове (обилие снега в горно-вулканических районах; дефицит доступных зимних пастбищ, обедненный растительный покров на шлаковых полях и у подножий вулканов), исторически предопределяли относительную малочисленность и территориальную разобщенность животных на отдельные стада с сезонными миграциями и сменой стаций обитания.

Для животных кроноцкой популяции сезонная смена пастбищ закономерна: из года в год в одни и те же сроки олени покидают места зимнего выпаса и, используя одни и те же тропы и пути миграций, выходят в приморскую зону. Первые олени в приморской зоне регистрируются уже к середине мая. В течение летних месяцев распределение животных отличается мозаичностью: олени распределены наиболее широко на открытых участках приморских тундр, береговых террас и болот. Самки в этот период приносят потомство, самцы-пантачи ведут одиночный образ жизни, скрываясь в пойменных участках и на террасах речных долин. В сентябре отмечается формирование смешанных групп и образование брачных группировок. В заповеднике это происходит на приморских тундрах и равнинных участках. Гон и брачное поведение, сопровождаемое турнирными боями между крупными самцами, тоже происходит на равнинных приморских тундрах. В приморской зоне олени остаются до середины декабря. Откочевка в места зимнего выпаса и формирование крупных зимовочных стад происходят в декабре-январе, с выпадением снега. В район центральной зимовки дикие олени уходят со всей приморской зоны заповедника. С каждым годом сокращается количество животных, откочевывающих в район юго-западной зимовки. За 15 лет выпас домашних оленей, браконьерство и колоссальный фактор беспокойства «отучили» диких оленей покидать заповедную территорию. В последние годы лишь несколько десятков (до сотни животных) выходят за пределы охраняемой территории. Весной картина повторяется. Именно так выглядит годовой цикл дикого северного оленя Кроноцко-Жупановской популяции без вмешательства человека.

Преследование оленей на зимовках, фактор беспокойства при миграциях, в местах отела и при осенних концентрациях (даже, без отстрела и проведения охот) вносят существенный негативный фактор в благополучное существование популяции.

2. Человек и развитие домашнего оленеводства:

В числе факторов, негативно влияющих на численность и территориальное распределение диких северных оленей, является развитие домашнего оленеводства за пределами зоны традиционного природопользования. Негативное влияние домашнего оленеводства на популяции диких оленей весьма показательно — животные используют одни и те же корма и пастбища, используют одни и те же тропы и пути миграций и перегонов, в особо лимитирующие сроки концентрируются на одних и тех же участках пастбищ с доступными кормами. При этом домашние олени при отсутствии обширных равнинных пастбищ на полуострове вынуждены кормиться длительный период на ограниченной площади, что быстро приводит к целенаправленному уничтожению горно-тундровой растительности на шлаковых и вулканических почвах. Оленеводы, стремясь защитить поголовье стада, целенаправленно отстреливают и вытесняют с зимних пастбищ диких оленей. Это было всегда. Исторически развитие домашнего оленеводства приводило к уничтожению диких северных оленей в том регионе, куда приходили оленеводы со своими табунами домашних оленей.

Домашних оленей на Восточной Камчатке (за Восточным хребтом) исторически никогда не было. Восточная Камчатка всегда была территорией крупных популяций диких оленей, поголовье которых эксплуатировалось коренным населением весьма рационально и обдуманно (Дитмар, 1901). Охоту на дикого северного оленя здесь проводили лишь в начале зимы и до формирования крупных стад на зимовках. Кстати, освоение этих несвойственных для домашнего оленеводства пастбищ началось с середины шестидесятых годов прошлого века. И продолжалось до 1998 года. Максимальное поголовье домашних оленей на Жупановских Долах и вдоль границ заповедника достигало до 7,5 тысяч голов. Такого количества диких оленей здесь никогда не обитало. За период освоения под домашнее оленеводство мест традиционного зимнего выпаса диких северных оленей произошли существенные изменения в численности, территориальном распределении и путях миграций животных Кроноцко-Жупановского стада. В частности, дикие олени с каждым годом все в большем количестве в зимний период откочевывали в центр заповедника, не мигрируя на более продуктивные пастбища Жупановских Долов. За пять лет в результате выпаса двух табунов домашних оленей на тундрах Жупановских Долов практически были выбиты пастбища, а дикие северные олени для зимовок «освоили» горно-вулканические районы вулкана Шмидта, Гамченский Дол, лиственичники бассейна Кроноцкого озера, горные хребты в центральной части заповедника и верховья р. Сторож. В этих районах зимовали олени и в 40-е годы (Аверин, 1948), но это были не основные зимовки. Основная зимовка располагалась южнее границ заповедника — на тундрах Жупановских Долов.

Так или иначе, при жестких лимитирующих условиях среды обитания, дикие северные олени не выдержали негативных воздействий со стороны человека. Поголовье стада стало быстро сокращаться.

3. Численность диких северных оленей на полуострове

Нами сделан анализ динамики численности и характера территориального распределения диких северных оленей на полуострове по литературным и архивным материалам почти за сто лет. Анализ исторической литературы (Стеллер, 1999; Крашенинников, 1994; Дитмар, 1901; Тюшев, 1906; Слюнин, 1895; Шмидт, 1916; Комаров, 1950) показывает, что дикие северные олени ранее были многочисленны лишь в некоторых районах Камчатки. Г.В. Стеллер указывает об изобилии оленей лишь у подножий действующих вулканов. Карл Дитмар отмечает оленей на Жупановских Долах, куда стада диких северных оленей собирались на зимовку и на них здесь охотились в начале зимы, соблюдая определенные правила. В.Л. Комаров описывает о встречах оленей в бассейне и верховьях р. Паратунки. П.Ю. Шмидт для начала 900-х годов указывает на то, что олень на юге полуострова был редок и не спускается с хребтов в приморскую зону. Н.В. Слюнин, анализируя состояние охотничьего промысла, указывает на добычу в 1891 году до 1000 голов диких оленей и основная добыча приходилась в те годы на район современных Ключей (до 300 голов); с каждым годом добыча диких оленей сокращалась и через пять лет по всей Камчатке уже добывалось в два раза меньше оленей (до 500 голов).
До начала промышленного освоения горных районов человеком и развития домашнего оленеводства в центральных районах численность диких северных оленей никогда не превышала 12 тысяч голов (Аверин, 1948; Вершинин, 1972; Лазарев, 1983; Филь, 1974), что для обширного полуострова было чрезвычайно мало. Например, на Аляске поголовье карибу насчитывает более трех миллионов голов и для сравнимой по площади территории здесь обитает до 19 разных стад (популяций), которые имеют свои места отела, гона и зимовок. Кстати, там никогда не развивалось и домашнее оленеводство.

За последние двадцать лет (1980–2000 г.г.) по нашим авиаучетным данным (Мосолов, 1993; 1997; 2002) численность диких северных оленей на полуострове сократилась с 7,5 до 3,5 тысяч голов, что для стадных животных может быть критическим уровнем.

Наиболее существенное сокращение поголовья произошло в Южной и Озерновско-Укинской группировках.

Некогда крупнейшая на полуострове Южная группировка диких оленей, еще в 80-е годы насчитывающая более 3 тысяч животных и имеющая наиболее высокий репродуктивный потенциал (Филь, 1976), в настоящее время практически прекратила свое существование. По нашим последним учетным данным (1996–1998; 2002 г.г.) сейчас здесь сохранилось не более 80–100 голов животных, которые вытеснены с традиционных зимних пастбищ в предгорья вулканов и не образуют крупных зимовочных стад. Заказник «Олений Дол», созданный с целью сохранения этой популяции, не спасает положение, так как олени практически не появляются в пределах его границ и интенсивно преследуются на всех горно-тундровых участках территории. Перспектива восстановления популяции практически отсутствует.

Озерновско-Укинское стадо еще до 80-х годов насчитывало более 1,5 тысяч голов оленей. К 1987 году поголовье сократилось до 1,0 тысячи голов (Вяткин, Останин, 1993). Более поздние учетные данные и опрос охотников по этому району показали, что идет резкое сокращение численности животных. В последние годы животные этой группировки подвергались интенсивным преследованиям в местах зимних пастбищ на восточных склонах Срединного хребта и в бассейне р. Еловка, прекратились сезонные миграции животных на Озерновский полуостров и в приморскую зону, как это было ранее. Последние авиаучеты показали полное отсутствие животных на этой территории. Мы, наверное, можем констатировать факт истребления некогда крупнейшей группировки диких северных оленей на полуострове.

Наибольшую численность и относительную стабильность в настоящее время сохраняет лишь Кроноцко-Жупановское стадо диких северных оленей, которое считается наиболее перспективным для сохранения и восстановления популяции подвида на полуострове. Мониторинг популяции показал, что за последние 10 лет численность стада постепенно восстанавливается, хотя при этом мы наблюдаем тенденцию к изменению районов зимнего выпаса. Роль заповедной территории в сохранении стабильного ядра популяции существенно возрастает. По нашим учетным данным (1998; 2001 г.г.) Кроноцко-Жупановское стадо насчитывает более 3,2 тыс. голов. При этом до 2,9 тыс. голов оленей выпасаются исключительно на заповедной территории, не откочевывая за границу охраняемой зоны.

С выводом табуна домашних оленей с Жупановских Долов (1998) доля диких оленей за пределами охраняемой территории стала заметно возрастать за счет сезонных откочевок животных из заповедника на зимние пастбища Жупановских Долов. Перспектива восстановления численности этого стада на Восточной Камчатке с выводом табуна домашних оленей от границ заповедника существенно улучшилась. Но требуется длительное время и комплекс природоохранных мер для восстановления Кроноцко-Жупановского стада.

4. История территориальных «очагов» диких северных оленей на полуострове

Впервые понятие об отдельных очагах или стадах (группировках) приводится у А.А. Вершинина (1972). Но до середины 60-х годов на полуострове еще обитала единая популяция, с разными районами зимовок, но имеющая общие контакты и обмен животных в результате сезонных миграций вдоль Срединного и Восточного хребтов. К середине 70-х годов на полуострове сформировались три территориально изолированных «очага» обитания диких оленей: Кроноцко-Жупановский; Южный и Озерновско-Укинский (Вершинин, 1972; Вершинин и др.,1975).

С обособлением этих стад и их территориальной изоляцией, прервался обмен животными и стали формироваться отдельные популяции со своими темпами воспроизводства, половозрастной структурой, сезонной ритмикой смены стаций обитания и экологией. Именно в рамках отдельных стад и «очагов обитания» необходимо было планировать всю охотничье-промысловую деятельность, охрану и использование. Охрана и использование животных с формированием отдельных групп или очагов, должно была строиться только на популяционном уровне. Но наиболее доступные стада подвергались более сильному воздействию человека, промысловая нагрузка планировалась также в целом на общую численность животных полуострова без деления на группировки или очаги.

В итоге Южное стадо, наиболее доступное для промысла, было выбито и вытеснено с основных зимних пастбищ первым. Другие группировки временно оказались в более благополучном положении. И продержались дольше.

Кроноцко-Жупановское стадо оленей, после восстановления Кроноцкого заповедника (1967 г.), получило некоторую гарантию и определенную сохранность части популяции; с другой стороны, сопредельные места обитания и зимние пастбища все интенсивнее и без какого-либо плана использовались для нужд домашнего оленеводства. Параллельно эта группировка испытывала и промысловую нагрузку в местах зимнего выпаса (до 150 животных отстреливалось ежегодно).

В последующем мы наблюдаем неуклонное сокращение численности животных, как в целом на полуострове, так и в отдельных его территориально изолированных группировках.

5. Перспективные для сохранения дикого северного оленя Камчатки

С начала 70-х годов охотоведами и учеными Камчатки высказываются первые опасения за судьбу Кроноцко-Жупановского стада в связи с интенсивным развитием домашнего оленеводства на Толбачинских Долах и в центре Камчатки (Вершинин, 1972; Филь, 1973). Предлагались и конкретные меры по сохранению камчатского подвида диких оленей на Восточной Камчатке и на юге полуострова путем создания специализированных горно-тундровых заказников на Жупановских Долах и в окрестностях о. Толмачева, а также прекращением промысла в местах зимнего выпаса и в период формирования крупных зимовочных стад (Филь, 1978, 1979). Эти предложения в те годы не были приняты к реализации и полностью проигнорированы.

В настоящее время дикий северный олень включен Красную Книгу Камчатки как малочисленный вид с очаговым характером распространения и сокращающейся численностью. Перспектива восстановления численности диких северных оленей на основе охраняемой кроноцкой популяции на сегодняшний день еще сохраняются.

Требуется комплекс мер, включающий полный запрет промысла диких северных оленей на 5 лет у границ заповедника, контроль за состоянием популяции в пределах всего ее ареала, создание вдоль южной и западной границ заповедника буферной зоны.

Возможно, мы сможем сохранить на полуострове и камчатский подвид дикого северного оленя от истребления, как в свое время, благодаря заповеднику, был сохранен и восстановлен камчатский подвид соболя.

Список литературы