О чрезвычайных ситуациях в Кроноцком и Корякском заповедниках, Южно-Камчатском заказнике им. Т. И. Шпиленка просьба сообщать по телефону оперативного дежурного ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник»: +7-924-891-52-36.  

Если вы почувствовали землетрясение, сообщите об этом в Камчатский филиал геофизической службы РАН www.emsd.ru/lsopool/poll.php 

Конкурсы и акции Кроноцкого заповедника
 

О некоторых географических названиях Восточной Камчатки ительменского происхождения

Главная / Направления деятельности / Научная деятельность / Научные статьи сотрудников / О некоторых географических названиях Восточной Камчатки ительменского происхождения

Список статей / Историко-культурное наследие / О некоторых географических названиях Восточной Камчатки ительменского происхождения

Автор: Химиченко О. И.

Камчадалы ни рек, ни озер, ни гор, ни островов именем людей не называют, но дают им имена по некоим свойственным им качествам, или по сходству с другими вещами.
Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки (1, т. II, с. 8).

На современной географической карте Камчатской области немного осталось ительменских названий, столь кропотливо записанных С.П. Крашенинниковым; сегодня не счесть речек Первых, Вторых, Десятых, Тихих, Быстрых — особенно в Восточной Камчатке. Уже В.Л. Комаров в своем путешествии по Камчатке в 1908–1909 гг. отмечал: «… теперь камчадальский язык уцелел лишь в нескольких деревнях Тигильского района… и не сегодня-завтра наречие восточных камчадалов исчезнет навсегда. Забываются совершенно даже названия рек и гор, заменяясь постоянным повторением одних и тех же Быстрых, Мутных, Ольховых, Тополовых и пр.» (2, с. 417).

В настоящей работе приведены современные и ительменские (камчадальские) названия рек, гор, острожков Восточной Камчатки (территория Кроноцкого заповедника и побережье Камчатского залива), описанные С.П. Крашенинниковым, К. фон Дитмаром и В.Л. Комаровым, и предпринята попытка перевода этих названий.

Реки, впадающие в Кроноцкий залив, от устья р. Новый Семячик до устья р. Кроноцкой
Реки Новый и Старый Семячик — «знатная речка Шемечь». Шемт, семт — земля (1, т. II, с.139), симс, симт — почва, поле, земля (3, с. 105). Возможно, название состоит из двух слов: шемт, семт (земля) и уачь, вачь (камень) — шемечь (каменная земля). Новый и Старый Семячики, сливаясь в приустьевой части, образуют одноименный лиман. Река Новый Семячик течет с отрогов вулкана Малый Семячик, а истоки Старого Семячика берут начало в вулканическом массиве Большого Семячика. Вулканы Большой и Малый Семячики, а также кальдера Узона составляют центральный участок Восточного вулканического пояса (4, с. 144). В данном контексте Шемечь означает Каменная земля, Горная земля, соответственно, река Шемечь — текущая из Горной земли.

Руч. Бармотина — местное название неизвестно. Впадает в Семячикский лиман.

Небольшой ручей без имени — Какан. «От Шемеча верстах в 4 течет в море маленькая речка Какан» (1, т. I, с. 44). В истоках ручья и рядом с устьем имеются слабые выходы горячих источников. Киканг — теплый, какеда — источник (1, т. II, с. 139), кыкаинг — тепловодная река (5, с. 46). Какан — Теплый ручей.

Руч. Горячий Ключ — Горячая речка, «течет верстах в 2» от Какана. Местное название не приведено, название дано С.П. Крашенинниковым (1, т. I, с. 44).

Первая речка — Уачькагачь. Истоки Первой речки располагаются в полуцирке горно-вулканического массива Большого Семячика, г. Зубчатка, рядом с перевалом. Уачь — камень, кигачь, когачь — спина, хребет (1, т. I, с. 105; т. II, с. 141), кгигачь — спина, хребет (3, с. 190). Уачькагачь — Текущая с каменной спины, или с каменного хребта.

Вторая речка — Акрау. Происхождение названия пока неизвестно.

Третья речка — Кохч. Возможно, так С.П. Крашенинниковым записана транскрипция произнесенного проводником слова когачь (например: кохачь, кохгачь, кухчь, кэхчь, когчь), означающего — спина, хребет. (В.Н. Тюшов отмечал, что звук х (h) соответствует малороссийскому г (6, с. 468). Река берет начало в предгорьях Большого Семячика, г. Зубчатка, и в переводе может означать Хребтовая речка.

Четвертая речка — Кенмен-кыг. Кынман(лях) — крутой, обрывистый, крутобереговый (6, с. 469), кэмэн — берег (3, с. 72.), кыг — река. Кенмен-кыг — Река с крутыми и обрывистыми берегами, или Крутобереговая река.

Пятая речка — Шакаг. Шакаиначь, сокейнахчь, саккеинг — студеный (1, т. I, с. 161; т. II, с. 4, 143). Пятая речка течет с ледника Кропоткина (г. Зубчатка), вода в реке всегда очень холодная. Шакаг — Студеная речка.

Р. Тундровая — Патекран. Происхождение названия пока неизвестно. «По долине протекает речка с непостоянным, в зависимости от прилива, уровнем воды; можно думать, что нижняя часть долины занимает место старого залива, забитого некогда песками, высокая гряда которых отделяет заболоченную часть долины от моря» (2, с. 353). Возможно, Патекран — транскрипция слова батаран (поле; 1, т. II, с. 139), своеобразно озвученного проводником. В данном случае поле может означать ровное пространство, тундру.

Р. Двойная — Ешколь-кыг. «… широкая падь, в которую сливаются два ручейка, образующих у устья своего озеро и болото» (2, с. 353). Ежгу из словаря сидячих коряк, живущих по Уке-реке (1, т. II, с. 170) — море; кольх — озеро (3, с. 195), кульх — тундра, болото (3, с. 198; 6, с. 464). В названии реки отражены все ее особенности — тундровая заболоченная речка с озером, впадающая в море. Ешколь-кыг — Приморская озерная река (Приморская тундровая река) или Река с озером у моря.

Р. Последняя — Вачьаул. «… спустились в новую луговую долину с маленьким ручьем и вновь поднялись на большой каменный мыс…» (2, с. 352). Вачь (камень) и ааль, ээль (ущелье, овраг, яр; 3, с. 129) — Каменный яр.

Руч. Гольцовый — Ихвай. Ручей берет свое начало в небольшом каменноберезовом лесу. Изхтызин — роща, ичуин — березовый (3, с. 174, 58), уеем — река (1, т. II, с. 170). Возможный перевод Ихвай — река, вытекающая из березовой рощи.

Р. Шумная — Кушхай. Река Шумная берет свое начало в кальдере вулкана Узон, принимает в себя приток — реку Гейзерная. В процессе работы над переводом ительменских названий было отмечено, что местные жители хорошо знали истоки и характерные особенности каждой реки.

В «Словаре…» Б. Дыбовского есть слово kusch (кусх) равнозначное слову kilgul (кильгуль), что означает в переводе с языка камчадалов, живущих на западном побережье Камчатки, дьявол (3, с. 191, 199). Возможно, знание камчадалов о местности, которая сегодня известна как Узон-Гейзерный район, нашло отражение в названии реки, так как, по сообщениям Г.В. Стеллера и С.П. Крашенинникова, камчадалы все горячие ключи и огнедышащие горы почитают за бесовское жилище (5, с. 45; 1, т. I, с. 185). Кусх или кушх (дьявол), уеем или увай, уай (река), Кушхай — Дьявольская река, либо кушх и ай (житель) — Река, в истоках которой живут демоны.

Р. Тихая — «знатная река Кемшчь, или Каматки», Камашки (1, т. I, с. 45–46; 7, с. 126–127). Терраса при устье р. Тихой, на которой находился острожек Кемшчь, сильно обрывиста к морю, «… протянулась на три версты и выклинилась мысом с крутыми обрывами, примыкая справа к краю обрывов высокого увала с березником. В склоне леса еще вторая терраса ниже первой, при чем на ней есть остатки древнего жилья» (2, с. 352). Следуя этому описанию, название реки можно перевести как Обрывистая (кемен — крутой, обрывистый, шемт — земля).

Значение слова Каматки можно перевести следующим образом: кымма (мой), ат от атын (острог) и ки (указывает направление) — идти к себе домой (6, с. 466, 489; 1, т. II, с. 141), либо Камашки: Кемшчь и ки — идти к себе домой, на реку Кемшчь. Таким образом, Каматки (Камашки) означает, что река и окрестные земли являются родной, собственной (кимэн, кмэн; 3, с. 67, 78) землей; к тому же эта местность на всем побережье от бухты Ольга до Семячикского лимана была наиболее густо заселена (8, с. 121–125).

«Гора, из-под которой она (река Кемшчь — О.Х.) течет, от устья ее верстах в 15 и называется она Чачамокож». Приток р. Тихой — Ключ Короткий, течет с горы, которая на современной карте называется сопка Красная. Чачал, чачало, чачалю, чаам (1, т. II, с. 143; 3, с. 43, 130) — красный, кож — северный олень (3, с. 196). Чачало или чачамо и кож — чачамокож — гора Красный олень.
Ешкун острожек в устье р. Кроноцкой. Вдоль побережья Кроноцкого залива (Бобрового моря) имеются названия с корнем Ежгу. «На северном берегу Крода-кыг есть камчатский острожек называемый Ешкун. … Верстах в 2 от култука к южно-восточной стороне, в которую Кроноцкий нос простирается, течет речка Ешкагын, а от ней верстах в 15 … Ежка-кыг» (1, т. I, 47–48). Острожек Ешкун (или Эшкун, Эжкун) можно перевести как Приморский, т.е. расположенный у моря: ежгу (море) и атынум (острог, поселение).

Происхождение названия Кроноцкий

В описании путешествия по восточному побережью в конце марта 1739 г. С.П. Крашенинников записал: «… течет знатная речка Крода-кыг (Лиственишная), которая выпала из великого озера с такой кручины, что под нею ходить свободно. Помянутое озеро просто называется Кроноцким … Вкруг его стоят высокие горы, из которых однакож две находящиеся по сторонам верхнего устья Крода-кыга знатнее прочих; которая по северную сторону, называется Кроноцкою сопкою, а другая без имени…» (1, т. I, с. 46).

Река Кроноцкая — Крода-кыг. Места, которые С.П. Крашенинников не посещал, описаны им со слов местных жителей. Прибыв в устье реки Кроноцкая, он опросил жителей расположенного там острожка Ешкун об окружающей местности, и они сообщили все, что посчитали нужным, пытливому студенту. Возможно, у Крашенинникова не было времени обследовать реку и озеро Кроноцкое, или сказалась усталость от длительного путешествия, или этот маршрут не был запланирован, но если бы он предпринял попытку пройти вверх по реке, то обнаружил бы, что в долине реки Кроноцкая лиственница не растет. Это обстоятельство вызвало бы недоумение относительно названия Крода-кыг.

В книжке В.И. Воскобойникова «Слово на карте» (1962) предложен процесс изменения названия реки Крогыч, Крогадыч (неизвестно, откуда автор взял такое слово) в Кроноцкую, причем в процессе участвует мыс Кронье (по Воскобойникову — это мыс Чаячий, а он находится вообще в Камчатском заливе). Автор указывает, что слово кром означает лиственница, но оно сразу же превращается в кронье: крогадыч (крогыч) — кронье — кронки — кроноки — кроноцкая (9, с. 61).

В «Кратком топонимическом словаре Камчатской области» (1967) В.П. Кусков сообщает, что ительменское название Крода-кыг существовало еще до начала XVIII в.: «Предположение В.И. Воскобойникова о том, что название «Кроноцкая» является русским искажением ительменского названия, неверно. Название «Кроноцкая» встречается уже в 1713 г. …, в то же время название «Крода-кыг» употреблялось параллельно с существующим названием и во второй половине XIX в.» (10, с. 53).

Слово Крода-кыг довольно трудно преобразовать в слово Кроноцкая: кром (лист), оода (лес) — крода (лиственничный лес), кыг — река; Крода-кыг — Лиственничная река.

Почему же река, на которой нет ни одного лиственничного дерева, называется «Лиственишная»?

Лиственничники произрастают в бассейне оз. Кроноцкого, преимущественно, в северной его части, по долине р. Лиственничная (современное географическое название) и далее выходят в верховья р. Сторож. Возможно, камчадалы считали реку Лиственничную и реку Кроноцкую — единой рекой, протекающей через озеро? Лишь в этом случае название Крода-кыг не вызывает никакого недоумения.
Кроноцкая сопка, Кроноцкое озеро. В текстах на «Чертеже Камчадальского носа и морским островам» И.П. Козыревского 1726 года «между истоками рек Кроноцкая и другой, обозначенной севернее, но не названной, написано: Кроноцкая сопка высокая» (11, с. 48).

В.П. Кусков утверждает, что вулкан Кроноцкая сопка «… назван в начале XVIII в. по одноименному озеру», а озеро «названо в XVIII в. по вытекающей из него р. Кроноцкой» (10, с. 53).

Не могу согласиться с мнением, что горы названы по одноименным рекам или озерам. Освоение Камчатки шло с севера двумя путями: «Из Анадырска на Камчатку было две дороги: одна к устью Пенжины, а затем морем вдоль западного берега Камчатки до реки Тигиля, другая — к Олюторскому острогу, а отсюда морем вдоль восточного берега полуострова до реки Камчатки» (12, с. 77). Описание восточного побережья проводилось во время путешествия по морю. Естественно, что сначала обозначены были горы и вулканы, видимые с моря, и реки, впадающие в океан, на которых останавливались мореходы, а потом, уже изнутри, описаны внутренние водоемы. Так, сначала появилось название Кроноцкой сопки, затем реки Кроноцкой, и только потом было описано Кроноцкое озеро. Потому нет никаких оснований утверждать, что озеро названо по реке, а гора названа по озеру.

В описании С.П. Крашенинникова касательно озера указано: «Помянутое озеро просто называется Кроноцким» (выделено и курсив — О.Х.). Слово «просто» не случайно появилось в тексте. Крашенинников наверняка пытался выяснить, отчего оно так называется. Если бы название озера происходило от слово кром (лист) или крода (лиственничный лес), жители непременно сообщили бы об этом, но они, видимо, сами не смогли этого объяснить, и ответили: «просто Кроноцкое».

К. Дитмар во время своего пребывания на Узоне в конце сентября 1854 г. писал, что его проводник объяснял происхождение названия Кроноцкого озера от ительменского слова кром — лиственница (13, с. 642). У Б.И. Дыбовского, собиравшего в 1878–1880 гг. лингвистический материал к словарю местных языков и наречий Камчатки, слово лиственничный на ительменском звучит как кроань (3, с. 89).
Проследим возможное преобразование слова (по словарю С.П. Крашенинникова): кром (лист), оода (лес), кшчу (озеро — из словаря южных камчадалов; 1, т. II, с. 139) — кродакшчу (Лиственничное озеро), или кромокшчу, кромокшу, кромокчу, кронокчу. Этот вариант преобразования ительменского названия приемлем, так как при произношении камчадалами слова вместо звука м услышать н вполне возможно.

Так или иначе, но до сегодняшнего дня распространена версия происхождения названия Кроноцкое от ительменского слова кром — лиственница, хотя озеро Лиственничным трудно назвать. Кроноцкое озеро расположено в горах на высоте 372 м над у.м., и, безусловно, является крупнейшим (высоко)горным озером Камчатки.

Поиски иного происхождения названия Кроноцкое, Кроноцкий привели к интересным результатам.

С.П. Крашенинников приводит записанную Г.В. Стеллером молитву «Отче наш» на языке южных камчадалов — «… для удовольствования любопытства читателей …» (1, т. II, с. 145), и в первой же строке мы находим интересующее нас слово:

«Áпачь бýрын кúзег úтзун крáнак кóгалгу сы́гзул …
Отче наш, который живешь высоко на небе буди …»

В «Словаре…» Б. Дыбовского в наречии камчадалов, живущих по реке Камчатке, находим это же слово с тем же значением: крáнако — высоко, в гору; крáнан — высоко вверх; кранк — высоко, с горы; крáнван — высокий, горный (3, с. 88).

Крáнак, крáнван (высокий, горный) и уачь (камень) — крáнакуачь, крáнакочь, крáнакоць — Высокая каменная гора. Ительменские слова очень трудно передаются транскрипцией. В.Н. Тюшов пишет: «… звук ч трудно передать: он не соответствует русскому: в нем слышится и тс и ц… Также, встречается не чистый звук а (а, э и даже о)» (5, с. 473, 474). Е.П. Орлова также отмечает: «Ударение в ительменском языке чаще падает на первый или второй слог слова… В ительменском языке имеются звуки: ц (произносится как русское ць), с (произносится как шь), з (как жь)» (14, с. 92). Г.В. Стеллер при описании рек и озер применяет как слово Кроноцкий, так и написание Кронака (5, с. 39).

Несмотря на существующую версию происхождения названия Кроноцкий от слова кром, на основании вышеизложенного можно сделать вывод, что озеро Кроноцкое действительно называется просто — Горное, Высокогорное, или Озеро у Высокой горы, а вулкан Кроноцкая сопка — Высокий камень, или Высокая каменная гора. Кроноцкая сопка действительно наиболее высокий и впечатляющий вулкан местности, видимый издали на большом расстоянии, и ительмены не могли не отметить этого.

И сегодня, спустя более чем триста лет со времени открытия земли Камчатской, путешественники восхищаются этим вулканом (15, с. 235).

Реки, впадающие в Кроноцкий залив, от устья р. Кроноцкой до р. Тюшевки

От устья р. Кроноцкий до Кроноцкого полуострова современные названия рек и их ительменские названия, записанные С.П. Крашенинниковым, приведены в основном по В. Зыкову (16, с. 21).

Р. Богачевка — Шамеу. Происхождение слова пока неизвестно. Истоки реки берут начало в хребте Гамчен, а с северных его склонов — правые притоки р. Сторож. Крашенинников упоминает об этом при описании реки Чажмы, или Коабалатом (современное название — Сторож): «Чажма речка вершинами прилегла к впадающей в Бобровое море Шамеу речке» (1, т. I, с. 48). Странно, что р. Богачевка, образующая с р. Кроноцкой общий лиман, не отмечена у Крашенинникова во время проезда через устье Кроноцкой.

Речка Еель и Крот-каначево жилище. К сожалению, не удалось определить современный аналог реки Еель. В. Зыков Еелем называет небольшое озерцо, старицу, но по расстоянию, определенному С. Крашенинниковым (7 верст от острожка Ешкун), это никак не соотносится. Кроме того, еель (по Крашенниникову) — гора (у Дыбовского и Тюшова еель, ээль, ааль — глубокое ущелье, овраг, яр, расщелина). На современной карте этого района в 5–6 км от побережья отмечена невысокая гора Круглая, с ее подножья берет начало правый приток р. Столбовая. Местность от предгорья до побережья — заболоченная тундра, называемая урочище Тундра Мокрая. Возможно, вышеозначенный приток Столбовой являлся в то время самостоятельной рекой, его русло проходило в другом месте — по Тундре Мокрой, и образовало то самое озерцо, о котором пишет В. Зыков, а затем выходило к океану в километре от устья р. Столбовой. Еель — река, текущая с горы, с сопки. (Надо отметить, что еель (гора), вероятнее всего, означает просто гору или сопку, в то время как к высоким горам и вулканам чаще применяется уачь, вачь — камень).

Крот-каначево жилище над речкой Еель. Кро, крод — бок, стороны, края, канасид — нора, пещера, русло, (3, с. 89, 135). Возможно, по обоим берегам речки Еель находилось небольшое поселение, которое и называлось Крод-канасичь или Крод-каначь.

Р. Столбовая — Кромаун. Кром — лист, аумко — в лес, уин — деревья, лес, (3, с. 38, 130, 234). Река Столбовая протекает по лиственному (березовому) лесу, ближе к устью выходит на приморскую тундру и впадает в Кроноцкий залив. Данное обстоятельство и нашло отражение в названии: Кромаун — Лесная река.

Р. Сухая — Геккааль. Река имеет сухое хорошо выраженное русло, длина реки около 7 км, берет начало на г. Березовая. Вода в реке бывает только в период снеготаяния. Возможно, данное обстоятельство нашло отражение в названии, и означает, что в этой реке бывает вода только от зимнего снега: ханькле — зима (3, с. 159), калааль — снег, гылкало — белый (1, т. II, с. 138, 143). Например, в слове ханькле первый звук, скорее всего, услышан как украинское г, звук а мог прозвучать как э, звук нь либо выпал, либо не передан транскрипцией, да и в самом слове ханькле (зима) имеются корни гылкало (белый) и калааль (снег), что не удивительно. Геккааль можно перевести как Река, в которой после зимы течет снежная (талая) вода, или Снежная река.

Река без имени — Чиде-кыг. Чидепечь — дочь (1, т. II, с. 140; 3, с. 44), кыг — река. Дочерняя река.

Р. Медвежка — Чиде-кыг. Дочерняя река. Река впадает в залив в километре (в версте — по Крашенинникову) от предыдущей реки. Возможно, эти две Чиде-кыг связаны с каким-то событием из жизни местных жителей, или с какой-нибудь «скаской», рассказывать которые ительмены были большие мастера.

Река без имени — Кахун-камак. Описания реки современными исследователями найти пока не удалось. Кафун — источник, родник, ключ, начало реки (3, с. 65), камак — русалка, водяной дух (14, с. 88), озерная букашка (1, т. II, с. 128). Возможно, в истоках реки имеются родники, и название можно перевести как Река, в истоках которой живут водяные духи.

Р. Десятая — Ранукухольчь. Рунокль — вообще всякая возвышенность, оканчивающаяся мысом, среди равнины, кульх — тундра, болото (3, с. 198; 6, с. 464), рунукин — лысый (3, с. 104). Река течет по тундре и выходит у мыса высокой приморской террасы. Ранукухольчь — река, текущая по высокому ровному мысу.

Р. Татьяна — Кейлю-гычь. Кейлужичь — горбуша (3, с. 66), кигыгачь — речка, гыхы — река (1, т. II, с. 139, 170). Название можно перевести как Горбушовая речка. (Еще одну речку с похожим названием описывает С. Крашенинников: «Келюгычь (горбушья) речка…» (1, т. I, с. 51).

Р. Ольга — Кейлюгычь. Горбушовая речка. Одинаковые названия этих двух рек объясняются, вероятно, тем, что на всем побережье от устья р. Кроноцкой до бухты Ольга это наиболее значительные речки, способные принять горбушовое стадо, бывшее, по-видимому, в те времена весьма многочисленным в сравнении с современным.

«… в 5 верстах от ея устья (р. Кейлюгычь — О.Х.) к северу начинается Кроноцкий нос, по камчадальски Кураякун, который по объявлению камчадалов выдался в море столь же далеко, как и Шипунский, а шириною оной около пятидесяти верст» (1, т. I, с. 47).

Кроноцкий полуостров — Кроноцкий нос, Кураякун. Курэ — пролезать, перелезать (5, с. 92), каякан, каяко — нос (1, т. II, с. 140). Слово нос в значении полуостров применялся не только русскими, но и местными жителями (11, с. 84). Обойти весь Кроноцкий полуостров по морскому берегу крайне затруднительно, а в зимний период практически невозможно, его проще пересечь, переехать, курэ — перелезть. «Побережье Кроноцкого полуострова окаймлено высокими приморскими террасами. Почти на всем протяжении они представлены глубокоизрезанными береговыми уступами, вплотную примыкающими к океану и в период прилива образующими непроходимые участки. У берегов повсеместно встречаются нагромождения камней, кекуры, многочисленны мысы, утесы и бухточки» (16, с. 14). В текстах на «Чертеже Камчадальского носа и морским островам» И.П. Козыревского 1726 года «между устьями рек Чажма и Кроноцкая надпись: Столбы подле моря» (11, с. 49). Кураякун — нос, через который перелезают.

Руч. Кедровый — Ешкагын. Ежгу — море. Приморский ручей.

Р. Тюшевка — Ежка-кыг. Ежгу — море. Приморская река.

Реки, впадающие в Камчатский залив, от устья р. Большая Чажма до р. Быстрая

Реки, текущие с Кроноцкого полуострова в океан, здесь не приведены. С.П. Крашенинников «от южного култука Бобрового моря следуя поперег Кроноцкого носу с 50 верст переезду чрез горы» добрался (вернее, наоборот, так как путешествовал с севера на юг) до «речки Шоау, которая по другую сторону помянутого носу в море впадает» (1, т. I, с. 48).

Р. Большая Чажма — Шоау. Происхождение названия реки Шоау неизвестно.

Р. Малая Чажма — Аан. Река берет начало в Гамченском хребте и от истока до среднего своего течения проходит по глубокому узкому каньону. Уан — щека, «место, где над реками с обеих сторон крутые каменные горы» (1, т. I, с. 437; т. II, с. 140). Аан — Река, текущая в глубоком ущелье.

Р. Четвертая — Коебильч. В верховьях р. Четвертой — обширные горные тундры с ягельником, где питаются дикие северные олени, а в период гона в августе-сентябре мигрируют со всех прилегающих территорий. Возможно, название состоит из двух слов: кое (от кож — северный олень) и быльхч, быльч — лист, листья (3, с. 39), и означает олений мох. У оседлых коряков также имеется созвучное слово бехлумель — лист (1, т. II, с. 173). Относительно первой части слова — кое: С.П. Крашенинников приводит название месяца Каю — дикие олени телятся, и корякское коата-кыгенкенгенлыты — на оленях ехать (1, т. II, с. 19, 173). В языке камчадалов, живущих по реке Камчатке, есть слова ватпачь — олений мох (ягель) и уатлад — лишайник (3, с. 124, 125), в которых обнаруживаются корни уад, ууд (лес, деревья) и пашаад (лист) (1, т. II, с. 139, 141). Таким образом, название реки Коебильч можно перевести как текущая среди ягельных тундр — Ягельная река, или Оленья.

Р. Третья — Кужумш-кыг. Большая по протяженности река, русло которой пролегает в небольшой долине между увалами, неглубокая, мелководная, легко переходится. В период нереста в реку заходит большое количество горбуши. В это время на реке значительно увеличивается концентрация медведей, так как горбуша легкодоступна для питания зверей. Возможно, название реки происходит от слова каша, каз, каза, каж, казумчичь, казакумчичь — медведь (1, т. I, с. 345; 3, с. 69, 136) и означает — Медвежья река.

Р. Вторая — Кро-кыг. Небольшая по протяженности речка. В 300 м от побережья начинается обширное болото с глубокими окнами, через которое протекает река. Возможно, орография этого района в XVIII веке и ранее была несколько иной, река не была столь сильно заболочена, и в ее долине находились озера или озеро, впоследствии постепенно зараставшие и принявшие вид современного болота. Корро — озеро, кыг — река, Озерная река.

Р. Первая — Аннангочь. Река течет с Гамченского хребта, пойма реки заболоченная. Вообще, весь участок от Первой до Второй речки — заболоченная мокрая тундра, с обильными ягодниками (княженика, шикша и др.). Яанун — княженика (1, т. I, с. 345), В.Н. Тюшов приводит название села Морошечного — Аннауа (6, с. 466), кигыгачь — речка. Возможно, Аннангочь — Морошечная или Княженичная речка.

Р. Сторож — Кооболотом, Коабалатом, Кабалатырь, или Чажма. Река в давние времена была, возможно, второй по значимости в этом районе после р. Камчатка. По ней шел путь через Восточный хребет в Центральную Камчатку; через вершину реки (исток с вулкана Конради) можно выйти на Кроноцкое озеро, оттуда на р. Жупанова. Еще один путь по морскому берегу до Кроноцкого полуострова, оттуда через полуостров в Кроноки и далее на юг по побережью. Поселения на р. Сторож были многочисленными, — об этом свидетельствуют археологические раскопки (8, с. 136). Кабулань — передний, главный; хабыл, кабыль, кабыл — голова (1, т. II, с. 141; 3, с. 65); каасс — два, атын, атынум — острог. Возможно, Коабалатом означает — Главная (важная) река, Вторая главная река.
Второе название реки: Чажу (светлый) и ажам (вода) — Чажма — Светлая вода, или река Светлая. Двигаясь по побережью, можно увидеть, что вода в реке Сторож в сравнении с другими реками и водоемами намного светлее, прозрачнее, например, в сравнении с Первой речкой, у которой вода постоянно мутная, в некоторых притоках и протоках рек вода по цвету кажется черной, а один из притоков р. Станиславской, впадающей в Сторож, даже на современной карте называется Голубая речка.

Кашхау острожек. Касх, кааж, каасс — два. На реке Коабалатом наверняка было немалое количество камчадальских острогов, и Кашхау может означать — Второй острог.

Р. Андриановка — местное название неизвестно. Имеет одно устье с р. Быстрой. Возможно, камчадалы считали ее и Быструю единой рекой.

Р. Быстрая — Чинешишелю, «… выпала из под высокой горы Шиш (игла) называемой» (1, т. 1, с. 48). Во время работы над переводом ительменских названий было отмечено, что часть слова лю, как правило, означает что-то приятное, ласкательное, уменьшительное, например: кужимелю — мягкий, чеуслю — сладкий, кэюлю — приятный, веселый и др. Возможно, название реки Чинешишелю состоит из двух слов: цинулю, чинулу (красивый, прекрасный; 3, с. 45) и шиш (игла) и означает, что река течет с красивой горы Шиш либо — Красивая река, текущая с горы Шиш.

Вулкан Тауншиц

Впервые вулкан описан К. Дитмаром во время его пребывания на Камчатке в 1851–1855 гг. (13).
Название вулкана записано К. Дитмаром как Таунзиц. В.Н. Тюшов отмечает, что «… невозможность точно передать произношение буквами того или другого алфавита кроется в том, что в европейских языках нет соответствующих звуков…» (6, с. 288).

Рис. 1. Вид на вулкан Тауншиц с Синего Дола. Фото Н. Голуб
Как писал Крашенинников, камчадалы горам дают «… имена по некоим свойственным им качествам, или по сходству с другими вещами» (1, т. II, с. 8).
Наиболее подробно вулкан был исследован в 80-е годы прошлого столетия:
«Вулкан Тауншиц представляет собой обособленный вулканический конус с абсолютной высотой 2353 м, относительным превышением над окружающим его плато в 1100–1200 м. Строение вулкана сложное. Он состоит как бы из трех частей. Южная представляет собой платообразную возвышенность, обрывающуюся к югу и юго-востоку крутыми, местами отвесными склонами высотой 200–300 м… На поверхности возвышенности и к западу от нее расположена группа конусовидных гор, представляющих собой самостоятельные вулканические сооружения… Северную часть вулкана занимает основная постройка — мощный … вулканический конус, разрушенный в западной части направленным взрывом. Мощные 200-300-метровые обрывы платообразной возвышенности к югу и юго-востоку являются характерной особенностью вулкана Тауншиц» (18, с. 156–166).
Для иллюстрации ительменского названия Таунзиц приводим фотографию вулкана (рис. 1), снятого с юго-востока, со стороны Синего дола. Платообразная возвышенность и мощный вулканический конус зрительно воспринимаются как горы, стоящие на гигантских плечах. И эта особенность вулкана отражена в названии: таннун — плечо (1, т. II, с.140), инжичь (inzič) — гора, горная цепь (3, с. 63). Инжичь могло звучать как инзиць (6, с. 92). Таннун и инжичь (инзиць) — Таунжиць, или Тауншиц — Гора на плече.
Вулкан Кихпиныч
Вулкан Кихпиныч впервые описан К. Дитмаром во время его пребывания на Камчатке в 1851–1855 гг. (13).
В монографии «Кроноцкий заповедник» приведен перевод названия вулкана Кихпиныч c ительменского — Огненная река (17, с. 25), и это похоже на описание раскаленных лав, текущих с вулкана. К сожалению, не удалось выяснить, кто является автором перевода. Название состоит из двух слов: ких (переведено как река) и панич (огонь). У Крашенинникова река — киг, кыга (1, т. II, с. 139); у Дыбовского ких — море, киг — река (3, с. 74, 75).
Название вулкана отражает свидетельство местных жителей о его вулканической активности.
Вулкан Кихпиныч начал формироваться (конус Западный) около 4800 лет назад на древнем массиве стратовулкана Пик (Старый Кихпиныч). Эруптивная деятельность включала как интенсивную эксплозивную деятельность, так и излияния лав. Вулканический цикл завершился периодом покоя, длившимся около 3500 лет. Вулканическая активность возобновилась 1400 лет назад и началась с мощного взрыва. За взрывом последовала напряженная эксплозивная активность, в результате которой начал расти конус Савича. Вновь активизация вулкана произошла около 1300 лет назад: она началась эксплозивным извержением с выбросом вулканического шлака, а затем на протяжении 150–200 лет отмечалась постоянная эксплозивная активность в виде частых слабых извержений с короткими периодами покоя и излияния лавовых потоков.
Около 1000–1100 лет назад началась очередная вспышка активности — серия сильных быстро следовавших друг за другом извержений. Затем последовал период покоя 300–400 лет.
600 лет назад новый ритм начался взрывом с выбросом резургентного материала. Затем произошло мощное извержение грубой ювенильной тефры, завершившееся излиянием лавовых потоков из центрального кратера, которые начали переливаться через его восточный борт. С заключительным извержением Кихпиныча связано образование эффузивного купола Краб (19, с. 74–89; 20, с. 3–19). (Интересно, что в «Словаре …» Б. Дыбовского есть слово кихпин — имеющий зоб под горлом; это слово можно применить к куполу Краб, но вряд ли местные жители могли по этому куполу дать название вулкану).
При раскопках стоянок на р. Тихой (ительменское название реки — Кемшчь) обнаружены культурные слои, перекрытые прослойками вулканического пирокластического материала (стоянка Тихая III); «… все три стоянки в устье р. Тихая относятся к пережиточному неолиту, но, вероятно, к разным его хронологическим уровням. При этом стоянка Тихая III занимает промежуточное хронологическое положение между стоянками Тихая I и тихая II и относится, видимо, к середине II тысячелетия н.э. В целом хронологические рамки всех тех стоянок определяются, вероятно, II тысячелетием н.э.» (8, с. 91–92; 121–125).
Последнее мощное извержение Кихпиныча в середине II тысячелетия н.э. (600 лет назад) нашло отражение в названии вулкана.
Огнедышащая гора на наречии жителей реки Камчатка — Апахончичь или Апагучичь (1, т. I, с. 178). Фактически это различные варианты одного и того же слова. Части этих слов — пахонч, пагуч по звучанию сходны с панич, панч, пангыч (огонь). Кихпиныч — действующий («огнедышащий») вулкан, в его названии отражены и мощное извержение, сопровождавшееся страшным грохотом (громом), и огонь, и потоки лавы:
Кыхкыг — гром (1, т. II, с. 138), апахончичь — огнедыщащая гора, пангыч, панич, панч — огонь. Кыхкыг и пангыч (панич) — кыхпанич, Кихпиныч — Громовая огнедышащая гора.

В заключение следует отметить, что среди названий местного происхождения также немало одинаковых: Крутобереговых (Кенмен, Кеменкыг в различных вариантах), Озерных (Крокыг, Крукыг), Тундровых (Кольх, Кухольч), Березовых (Ичуин, Ичдыг и т.п.), Лесных (Уут, Кромань), Текущих с гор и хребтов (Уачь, Вачь), Протекающих в щеках (Аан, Уан) и пр. Это — закрепленная в названиях повторяемость отдельных форм рельефа, характерные особенности местности, вызывающие одинаковые ассоциации у местных жителей.

Выражаю благодарность В.И. Борисову за предоставленную возможность поработать со «Словарем ительменского языка» Б. Дыбовского.

1. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки: В двух томах. Факс. изд. Спб: Наука — Петропавловск-Камчатский: Камшат, 1994.
2. Комаров В.Л. Путешествие по Камчатке в 1908–1909 г. Ботанический отдел. Вып. 1. М.: Типография П.П. Рябушинского, 1912. 457 с.
3. Дыбовский Б. Словарь ительменского языка. Варшава, 1998. 236 с.
4. Леонов В.Л., Гриб Е.Н. Вулкан Большой Семячик // Действующие вулканы Камчатки: в двух томах. Т. 1. М.: Наука, 1991. С. 142–159.
5. Стеллер Г.В. Описание земли Камчатки. Петропавловск-Камчатский: Камчатский печатный двор, 1999. 287 с.
6. Тюшов В.Н. По западному берегу Камчатки // Записки Импер. рус. геогр. общ-ва. Том XXXVII, № 2. Спб, 1906.
7. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки. М.-Л.: Изд-во Главсевморпути, 1949. 841 с.
8. Пономаренко А.К. Древняя культура ительменов Восточной Камчатки. М.: Наука, 1985. 216 с.
9. Воскобойников В.И. Слово на карте. Петропавловск-Камчатский, 1962. 117 с.
10. Кусков В.П. Краткий топонимический словарь Камчатской области. Петропавловск-Камчатский, 1967. 128 с.
11. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в.: Сборник документов. М.: Наука, 1984. 320 с.
12. Берг А.С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1946. 379 с.
13. Дитмар К. Поездки и пребывание в Камчатке в 1851–1855 гг. Спб., 1901. Ч. 1. 657 с.
14. Орлова Е.П. Ительмены. Историко-этнографический очерк / Отв. ред. Ч.М. Таксами. Спб: Наука, 1999. 198 с.
15. Гёбель, Петер. Природное наследие человечества: Ландшафты и сокровища природы под охраной ЮНЕСКО. М., 1999. 256 с.
16. Зыков В. Читая Крашенинникова // Неизвестная Камчатка. № 1. 2002. С. 20–21.
17. Науменко А.Т., Лобков Е.Г., Никаноров А.П. Кроноцкий заповедник. М.: Агропром-издат, 1986. 192 с.
18. Леонов В.Л., Гриб Е.Н., Карташова Л.А. О строении и возрасте вулкана Тауншиц // Вопросы географии Камчатки. Вып. 10. Петропавловск-Камчатский, 1990. С. 156–166.
19. Брайцева О.А., Флоренский И.В., Волынец О.Н. Вулкан Кихпиныч // Действующие вулканы Камчатки: в двух томах. Т. 1. М.: Наука, 1991. С. 72–91.
20. Брайцева О.А., Флоренский И.В., Пономарева В.В., Литасова С.Н. История активности вулкана Кихпиныч в голоцене // Вулканология и сейсмология. № 6. 1985. С. 3–19.